Политический образ, политический имидж и политический бренд — общее и частное.

Политический образ, политический имидж и политический бренд — общее и частное.

Понятия политический образ, политический имидж и политический бренд являют собой три стадии развития представления о том к чему (или к кому) применимо понятие «политический актор». Это может быть государство, политик, общественный деятель, партия, движение, представители теневого капитала, и любые другие участники мировой политики, влияющие на нее.
Образ — это представление естественного состояния одушевленного или неодушевленного предмета. Политический образ, в свою очередь, это понятие статическое, и может быть применено не только к реальным политическим акторам, сколько к маргинальным (наилучшим и наихудшим) о них представлении. Часто политический образ, востребованный обществом, можно отследить по вопросам и по риторике в средствах массовой коммуникации (социальных сетях). Другой дефиницией политического образа является начальная точка отсчета в создании имиджа.
Имидж – это образ, который появляется в результате социального взаимодействия . То есть это понятие динамическое, в отличие от образа, подверженное темпоральному изменению. В русском языке имидж часто приравнивают к образу. Это заимствованное слово, имеет английское происхождение (image), и означает «картина». Значит, эта картина кем-то написана, чтобы кто-то на нее смотрел и восхищался или критиковал. В случае с политическим имиджем картина – это сформированные политтехнологами представления о политике (или о другом политическом акторе) — как позитивные (штатные имиджмейкеры), так и негативные (имиджмейкеры конкурентов). Однако, в отличие от искусства, которое может преступить моральные нормы общества-современника, имидж политика, расходящийся с моральными нормами, будет негативно воспринят обществом. Политический имидж может быть предметным, стереотипным и мифологическим.
Развиваясь, имидж политического актора становится или брендом, или «политическим трупом».
Политический бренд (от скандинавского brandr — тавро) — это система устойчивых упрощенных представлений о политическом акторе, которая инкорпорирована в массовое сознание. Политический бренд создается в несколько этапов:
• исследование политического образа политического актора
• исследование идеального востребованного политического образа
• работа по созданию политического имиджа
• работа по ухудшению имиджа конкурентов
• нейтрализация негативного воздействия конкурентов
В дальнейшем, если удается сформировать нужное представление, политический бренд создан. В противном случае, например в случае успешного действия конкурентов по ухудшению имиджа, политический актор может превратиться в политический труп, что будет означать потерю доверия в обществе, и затруднения в создании бренда.
Как пример можно рассмотреть создание политического бренда новой партии власти в поскоммунистической Российской Федерации. Вначале это большинство, объединяющееся против наследницы партии власти — КПРФ, конкурирующее между собой, имеющее различающиеся политические взгляды. Однако, кризис власти в 1995 обусловленный боевыми действиями в Чечне и провалом некоторых реформ, показал раскол общества, а значит, и электоральных предпочтений. Это состояние общества попыталась использовать тогдашняя элита, разбившись на множество блоков, и организовав информационную блокаду партиям коммунистического блока. Результат известен: КПРФ получила 157 (34,9%) мандатов в парламенте против провластных «Наш дом – Россия» 55 (12,2%) мандатов. Очевидно, политический бренд не нашел отклика в массах, при этом прежний политический бренд оставался популярен среди более чем 1/3 общества. Здесь прослеживается поддержка предыдущего политического бренда в пику новому. На следующих выборах провластная коалиция оформилась внутри парламента из двух основных частей – «Единство» и «Отечество – Вся Россия». Был выделен умеренно правый блок — СПС, набравший 8%, из политиков –«младореформаторов», так как имиджмейкеры учли особенность электората предпочитать старые бренды новым силам. В дальнейшем этот «двойной блок» был реорганизован в партию Единая Россия, которой и остался до сегодняшнего дня. За 16 лет своего существования имидж партии Единая Россия достаточно сильно изменился. Партия пережила 3 лидеров, разделение на 4 «клуба». У партии появилось молодое звено – «Молодая гвардия», которая позиционировалась как молодежное звено партии, появилось также еще несколько молодежных движений. В связи с изменяющимися электоральными предпочтениями менялся и имидж партии. Коррупция, вызванная растущей архаизацией общества, обусловила имиджевую издержку «партия жуликов и воров», отсутствие внятной оппозиции, и системная борьба с ней снижает как политическую активность электората (не за кого голосовать), так и редуцирует моральную составляющую политического процесса в России.
Иными словами, партия власти на сегодняшний день переживает кризис бренда и требует не графического ребрендинга, а политического.
В качестве политического ребрендинга можно назвать ребрендинг партии лейбористов в Великобритании, которые в 90 е-2000 при Т. Блэре отказались от социалистической и трудовой риторики, от символа розы (символ социнтерна) отказались от поддержки профсоюзов и перешли к более центристской силовой риторике, практически отказавшись от символических основ своего имиджа и объявили себя Новыми Лейбористами, от лейборизма осталось только название, то есть вместо старого образа остался бренд, более простой без идейной основы. Сейчас это наиболее частая ситуация для партий, поскольку партии следуют политике «хватай всех», и размывается их идеологическая основа.

Эксперт: Белов Антон Александрович

Автор: Белов Антон

Высшее гуманитарное и техническое образование Академия труда и социальных отношений - направление политология. Московский институт радиотехники электроники и автоматики - направление автоматизация робототехнических систем. Владеет английским и французским языком. Серебряный призер Универсиады МГУ "Ломоносов" по социологии. Сертификат "Организация избирательной кампании".